Статьи

О стыде (ассистентка)

В мире где нет стыда, субъект находит свое спасение в Другом вины, в наслаждении своей виной. Отсутствие господских означающих, потеря связи с S1, ведет к тому, что Лакан назвал – «смотрите, как они наслаждаются», но если раньше была инстанция, которая способна пристыдить, то сегодня, умереть от стыда вам не грозит, и Жак-Ален Миллер добавляет – «нынешний универсум, это демонстрация того, что ваш взгляд, не без стыда, есть не что иное, как взгляд, который тоже наслаждается. Это «смотреть, как они наслаждаются, чтобы наслаждаться».

Отношение современного субъекта со стыдом неплохо иллюстрирует фильм «Ассистентка», идущий сейчас в кинотеатрах. Главная героина, молодая девушка, получает место ассистентки в крупной кинокомпании, где главный босс известный и успешный продюсер (который, вскоре, начинает напоминать Харви Вайнштейна).

Нам показывают долгие, утомительные сцены офисной рутины, где Джейн занимается уборкой, заказом и разносом еды, печатью документов и т.д. Она серая мышка, никто – так и назовет ее шеф: «ты здесь никто, занимайся тем, что у тебя получается лучше всего, разноси салаты» - у нее нет имени, никакое S1 ей не положено. Интересно то, что Джейн все время извиняется, не только за промахи, а за то, что просто стоит рядом или приносит плохие вести. Царство вины поддерживает и босс, тот, кого в фильме нам не показывают, он представлен только голосом, который отчитывает, злится, грозит растоптать, но может и прислать электронное письмо, что все это ради вашего блага и вы хорошая работница. Короче говоря, очень он напоминает Моисеева Бога, капризного в своих требованиях, непостижимого и в отсутствие образа.

Героиня по крупицам собирает мир своего шефа, мир где царит непристойность. У нее есть лишь отрывки – странные счета, женский браслет (найденный в комнате шефа), новая красавица-глупышка ассистентка, которую селят в дорогущий отель. Этот Другой, за дверью, явно наслаждается. Для Джейн это становится моральной дилеммой. Она пытается заявить на шефа во внутренний отдел, подать жалобу, но ее убеждают отказаться от этой идеи, не губить свою карьеру ради пустяка (да она и доказать ничего не может, ничего она не видела). Об этом сразу все узнают, здесь всем все известно. Например, для двух ее коллег, это не только не вопрос чего-то непристойного, но они давно встроены в систему и, если есть возможность, они наслаждаются происходящим. В конце концов, она принимает правила игры и наверняка ее ждет прекрасная карьера.

Возможно, для нее именно непристойная сцена, которой здесь так не хватает, свидетелем которой она могла бы стать, вывела бы ее из этого транса. Но в этом мире отсутствует измерения взгляда взгляда Другого стыда. Стоит уточнить, взгляда, который может пристыдить, который может показать непристойное наслаждение, ведь порой именно, через непристойность можно пристыдить субъекта. В этом мире действует иной Другой, Другой вины. Он судит, он награждает, перед ним извиняются, с помощью него наслаждаются своей виной, этой же виной и оправдывает свое существование невротик, из-за нее он всегда может обратиться к Другому. Просьба о прощении, скорее из регистра вины, то есть она помогает забыть регистр стыда и чести.
Статьи
Made on
Tilda